?

Log in

No account? Create an account
(no subject)
Пыщь-пыщь
pyshch
Про то, что американские продюсеры называют "самолимитированием" российских кинематографистов в частности и любых историй, приходящих из России вообще.
Есть тут всякие люди, которые пытались активно работать с российским рынком, потому что он все же четвертый в мире и делать на нём что-то было бы круто и здорово. НО.
Кроме проблемы с пиратами, непрозрачностью всего и "ножницам" - есть еще национальная особенность, которую на разные лады отмечают разные люди, пытавшиеся и до сих пор в силу разных личных причин пытающиеся найти рабочую схему взаимосдействия.
Сначала про "ножницы" (про самолимитирующий фактор после)
Грубо говоря, когда правительство Мексики поддерживает синематограф и выходит некий проект, где полностью американский менеджмент, частично латино-звезды и действие происходит в Мексике, на английском языке и там снимаются в главных ролях так же американские актеры - этот фильм на ура идет в самой Мексике, и в Америке тоже нормально катается.
Если делать французский и любой другой европейский фильм на английском языке с частично американскими звездами - он на ура пройдет в тех европейских странах, что участвовали и немножно соберет в Америке, а потом попадет в одну из категорий стримеров типа "иностранная комедия", или "иностранная драма" и т.д.
Азиатский фильм ужасов снятый с китайскими или корейскими звездами на английском языке с удовольствием посмотрят в стране происхождения и внутри Америки так же есть не очень большая, но ниша любителей такого кино.
Если же делать фильм с американскими актерами на английском языке, но на какую-то российскую тему - то он не будет кататься ни в России, ни в Америке. Такая вот странная фигня. Как говорит один мой знакомый: "Русский язык - ваш главный щит. Он вас защищает, и он же - ограничивает. Но в основном защищает, потому что емкость рынка достаточная для нормальной экономики внутри".
Но тут возникает сугубо, на их взгляд, "самолимитирующая" фигня.
- (приводят пример известного российского фильма) Если анализировать саму историю - это классное семейное кино. Если бы Дисней делал этот фильм - это был бы стомиллионный проект, на который я бы с удовольствием пошел со своим сыном. Но туда зачем-то напихано такое количество абсолютно ненужного, никак не влияющего на сюжет, ни в каком драматургическом смысле необязательного насилия - что размер потенциальной аудитории сразу схлопывается почти до нуля. Те, кому интересно ультра насилие в виде натуралистично снятой резьбы людей стеклом - не пойдут на семейную историю. А кто хотел пойти на семейную историю - те не поведут своих детей в выходной на тяжело снятый фильм с таким количеством мата, насилия и непонятных им исторических аллюзий.
Потом еще несколько примеров (потому что они довольно много смотрят российских фильмов в разной степени готовности, иногда еще на стадии сценария) и вывод:
- Мне лично со временем начало казаться, что российские сценаристы и прочие кинематографисты по какой-то причине постоянно хотят сделать своему зрителю больно. Запереть ни в чем невиновных людей в кинозале и устроить им сцену из "Заводного апельсина", где ему веки насильно держали открытыми и заставляли смотреть невыносимые кадры насилия и издевательств. Почему и зачем они это делают - для меня загадка. Но это совершенно точно вредит экономике процесса больше всего. (c)

Опять займусь цитированием, ибо уж больно в точку пишет и слишком давно сей процесс очевиден и заметен. Автор - русский сценарист, пытающийся закрепиться в Голливуде. Про современное русское кино я не пишу, и одна из причин этого указана в цитате. Почему-то наши выпускники ВГИК и не только, считают. что:
1) Настоящее кино пор Россию - это страдание (все российское авторское и неавторское зачастую тоже кино именно такое, хотя я убежден, что все создатели проходили историю кино и знают, что жанров у синематографа гораздо больше), и чем больше страдают актеры в таком кино, тем оно правильнее.
2) Главный герой должен страдать (другие герои тоже, но главный особенно). Отсюда неизбежный выбор главгероя режиссером - страдающий интеллигент (ну или страдающая женщина, но с интеллигентной такой склонностью). Он не занимается спортом, работает на работе которая ему неинтересна и на которой мало платят, зато бухает, умничает и страдает. Создается стойкое ощщущение, что в России других людей просто нет. Хотя самый обычный взгляд вокруг убеждает нас, что это не так. Даже офисный планктон вполне себе разнообразен, но его снимают или в каком-то карикатурном виде или дают просто фоном, хотя снять жизнь простого себе такого офисного клерка со сложившейся и в общем счастливой жизнью, жизнью нормального человека с женой, детьми, коллегами, работой, хобби, спортом никто даже не пытается. Таке ощщущение, что иных героев кроме тоскующего интеллигента в исполнении Хабенского в России просто нет.
А чо не снять, к примеру, фильм про закончившего в 90-е истфак поклонника  хеви-метала, который перешел из православия в язычество, от офисной работы к ручному труду в своей мастерской, от душного мегаполиса к жизни в деревне и всё это на протяжении каких-то 20 лет? Таких нет? А я таких знаю. Неинтересно? А может просто кишка тонка показать совершенно новые типажи российской жизни?
3) Зритель российского кино должен страдать. Если он не страдает, а смеется, сопереживает, испытывает любые иные эмоции - значит кино неправильное.
Конечно, есть целый ряд фильмов, которые не влезают в данную классификацию, но проблема не в этом (исключения всегда найдутся). Проблема в том, что куча фильмов как раз в нее влезает. Очень настораживает в частности, факт, что за 28 лет постсоветской жизни у нас крайне мало вышло хороших комедий (можно по пальцам одной руки пересчитать). Этот симптом гораздо тревожнее падения цен на нефть, т.к. означает, что общество не видит себя, не осознает свой образ, не понимает какое оно, а потому и боится взглянуть на себя в том жестком кривом зеркале, которое обычно предлагает юмор.

А могла бы лететь мотыльком
Пыщь-пыщь
pyshch
Граница возможностей - это вообще очень интересная штука. Когда человек молодой, она практически не ощщущается, потому что у молодого в общем ограничений ресурсов нет. Если при этом он красивый, умный и богатый здоровый, то границ вообще нет, только горизонты.
В этом смысле у меня недавно был очень показательный разговор с молодой и красивой девчонкой, которая вздыхала, что хорошего парня тяжело найти и дескать тяжело быть красивой(ым). На что я заметил, что отбрасывать неподхядящие из имеющихся возможностей несравненно легче, нежели создавать их с нуля. Хотя бы потому, что в первом случае хоть какой-то результат всегда гарантирован, а во втором он не гарантирован никогда. И понять сие по-настоящему может только тот у кого или мало, или нет вообще.
Одаренные природой счастливчики начинают понимать это, только когда ресурсы начинают потихоньку таять. Старики в этом смысле не мудрее, а опытнее, так как у них есть память о прошлом, когда все удавалось, и есть ощщущение настоящего, когда удается уже меньше.
Волею образа жизни, внутренних решений и наследственности я оказался к началу подросткового возраста с крайне узким спектром возможностей: когда у вас болит голова после часа чтения, а продуктивно работать головой вы можете несколько часов в день, это поневоле формирует жизненную стратегию. Я старался не напрягаться и жить, как живется. Челвоека, могущего меня поправить, рядом не было, а сам я принять иное решение не хотел.

Но ближе к 30 уже со сложившейся жизнью я решил осуществить давнюю детскую мечту и пошел заниматься ушу. То ли дело в лени, то ли в случае, но я выбрал самый отпадный из всех имевшихся вариантов, пойдя в школу, где готовили к реальному бою. Большинство уходило через 1-3 месяца, немногие учились по году, на несколько лет задерживались единицы. Я твердо решил остаться и довести себя до уровня, на котором буду чувствовать себя уверенно, а главное заложить базис, который можно развивать всю оставшуюся жизнь.
Профи я в итоге не стал, когда через несколько лет понял, что это не главное дело моей жизни. Свой уровень я осознаю хорошо: опытный дилетант в лучшем случае, но вот границы возможностей я раздвинул очень широко. причем произошло это в сравнительно короткий период: год-два.

Если раньше я не мог работать в офисе по чисто физическим соображениям: после 4 часов пребывания в помещении я тупо ничего не соображал и о нормальном выполнении обязанностей, а тем более профессиональном росте не могло быть и речи, то теперь я спокойно брал две ставки да еще успевал немного восстанавливаться на работе. Да, я платил за это жестким соблюдением режима (в большинство дней после работы сразу шла тренировка), но это того стоило.

И этот резкий разрыв во внутреннем ощщущении от "могу очень мало" до "могу гораздо больше" очень здорово показал, в частности, отношение окружающих людей к осознаваемым ими возможностям. Как правило, люди видят свои возможности как нечто практически неподдающееся изменению. Они не хотят за редким исключением раскачивать себя физически. Или наблюдаются какие-то дикие перекосы, например когда человек до 30 лет вовсю развивается умственно, учит языки, растет во всех отношениях, а когда начинает в силу возраста на работе больше уставать или не успевать что-то дома, выбирает наипростейшее решение в виде алкоголя или энергетика, или просто тупо впадает в апатию. Хотя казалось бы о ЗОЖ сейчас только ленивый не знает, вредные последствия принятия веществ гуглятся за 5 минут. Людей раскачивающих у себя и физику и голову, старающихся развиваться "вширь" во всех направлениях вообще мало.

Причина на мой взгляд в том. что человек внутренне видит себя неизменным. Ему кажется, что с потерей привычных границ, с изменением себя он исчезнет, уйдет его самость. Ну и это тяжело конечно, потому что реальный результат - это тяжелая постоянная работа зачастую непойми ради чего и почему. Но после изменений оказывается, что то, что принималось за личность - это круг привычек и образ жизни. а не то, что является нами самими и нашей жизнью вообще. 

Жизнь взаймы
Пыщь-пыщь
pyshch
Вот я тут подумал, а что если бы я родился не во второй половине XX, а ровно 100 лет назад во второй половине XIX века, сколько бы я прожил?
Ну во-первых, учитывая то, что предки по обе линии из крестьян Центральной России, а смертность младенцев до 1 года, даже на начало XX века, в РИ составляла более 25%, шансы уже понижаются.
Далее, лет в 8-9 я переболел воспалением легких, то есть в то время шанс не выжить почти 100% (ну или осложнения в дальнейшем).
Далее, в подростковом возрасте довольно простая операция от болезни, коя в то время с большой вероятностью привела бы к смерти.
И это я не учитываю все те случаи, когда лечился антибиотиками. 100 лет тому назад их просто не было, и вероятность осложнений с последующей отдачей коньков несравненно выше.
А ведь таких людей сейчас масса, да практически каждый. Но для нас болезнь - досадная оплошность скорее, а не риск ухода в иной мир. Ведь еще Том Сойер переживал, когда Бекки Тетчер заболела, и он боялся. что она не выживет.  А ведь у нее что-то вроде банальной простуды было. Мы не понимаем, как близко мы от грани, и как близко всегда от нее стояли.
Но еще меньше мы думаем о будущем: что будет по мере увеличения числа выживших, людей с генетическими дефектами? Лично я надеюсь только на генную инженерию, хотя пока наиграются в эту игрушку, надеюсь дров не наломают.

9 мая
Пыщь-пыщь
pyshch
Обычно я парад на 9 мая не смотрю, а сегодня сел поглядеть и вот, что меня поразило: солдаты в строю идут и улыбаются, причем очень многие. Раньше этого не было (то есть отдельные личности, конечно, могли, но вот так чтобы массово, точно не было). То ли им отмашку дали, что можно, то ли указание, что нужно. И когда это началось - вопрос, не факт что в этом году (может, я раньше просто внимания не обращал?).
В парке народ часов до 9 вечера не расходился: какое-то невыразимое сочетание военных песен, исполняемых детьми, пафосных торжественных речей и дискотеки 60-80-х. И куча народу смотрит. "Месса в бардаке". Хотели, как лучше, а получилось, как всегда.

Свобода слова
Пыщь-пыщь
pyshch
Периодически хожу по всяким там жжешечкам, фейсбучикам и бложикам и заметил очень интересную деталь. Отношение автора к собеседнику, точнее к высказываемому собеседником мнению, совершенно не зависит от взглядов, которых придерживается данный автор. То есть, как считается: вот условный либерал и западник, он за свободу слова и дает высказаться всем и каждому в своем бложике, фейсбучике, жежешечке. А вот условный консерватор, махровый реакционер и шовинист, и он, казалось бы, затыкает рот всем несогласным. Ан нет! Личность автора очень хорошо познается по тому как он относится к комментаторам. Я не беру, естественно тех, кто приходит и начинает троллить, оскорблять ну и всячески нарушать правила общежития: таковые банятся, ибо мешают вести дискуссию.
Гораздо интереснее, когда к просвещенному и открытому правозвестнику общечеловеческих ценностей приходит несогласный с ним и начинает вежливо и аргументированно спорить, а то и просто выражать свое мнение. И тут же получает бан.
И вдвойне забавно наблюдать, как шовинист и ретроград в своем бложике или фейсбучике ведет вежливую и уважительную беседу с тем, кто с ним в корне не согласен, после чего обе стороны расходятся при своем мнении, причем зачастую оппонент ведет себя как раз гораздо более агрессивно по отношению к владельцу блога, не получая с этого никаких люлей.
Дело здесь, как мне кажется, в ощщущении внутренней силы, которое никак со взглядами не связано, но тем не менее производит поступки, общие для всех обладателей такой силы.
Например, щедрость. Сила внутри ощщущается как проистекающая вовне, как некий бесконечный источник, а потому ее обладателю не оставляет никакого труда поделиться ею: он знает что его внутренний колодец и так бездонен, а делясь частью себя он распространяет свою силу еще дальше.
Право другого на свое мнение - производная от такой щедрости, т.к. последняя подразумевает разнообразие, пусть даже в негативном, несогласном с ним, но в то же время не видит в несогласном угрозы для себя, т.к. ощщущает свою непоколебимость и неистощимость. А раз так, то нехай цветут розы и кактусы в нашем саду..
Ну и конечно, отношение к врагам. Сильный, безусловно, будет бороться со своим врагом и может даже убить его, если надо. Но он никогда не будет издеваться и как-то притеснять того, кто его слабее. В этом смысле настоящая вера - это выбор сильного человека и она всегда не формальна.

Скрепы
Пыщь-пыщь
pyshch
За обедом к нам подсел знакомый и задал вопрос. Я ответил машинально и только через несколько секунд по устремленным на меня взглядам понял, что из 8 человек, сидящих за столом, только двое знали, кто такой Иоанн Предтеча.

(no subject)
Пыщь-пыщь
pyshch
Нашел в фейсбуке прекрасное.

Про Russian inferiority-superiority complex. Я просто должна вам это рассказать. Есть, оказывается, такая профессия - учить людей понимать менталитет других культур и как он проявляется в манере вести бизнес, вообще себя вести и т.д. Называться может global business etiquette counselor or trainer. Этому оказывается специально учат и это бизнес экспатов часто или всяких globe trotters которые жили везде из любопытства к другим культурам. Так вот русский комплекс неполноценности-превосходства - это оказывается азы и то, что первым преподают. Суть его коротко в том, что ваш русский партнёр, неважно относится он к молодым бизнесменам или старой постсоветсткой бюрократии - будет вести себя вызывающе и неуверенно одновременно. Ему сложно принять любое решение, но так же сложно это признать. Он будет очень чувствителен к малейшим намекам на некомпетентность, поэтому коммуникацию рекомендуется строить в дружелюбной манере, чрезвычайно бережно относиться к его эго. При этом не ждать, что он так же будет относиться к вам, потому что в русской культуре оскорбительная манера себя вести является одним из признаков «быть успешным». Любую критику советуют подчёркнуто формулировать в виде вопросов, потому что русские клиенты очень болезненно реагируют на критику и могут упасть в негативизм, когда с ними вообще станет сложно коммуницировать.
Советуют все договорённости фиксировать максимально ясно, несколькими способами и разбивать работу на маленькие этапы.
Светлая сторона - если не задевать уязвлённое национальное самолюбие, русские могут быть самыми лояльными долгосрочными клиентами. Так же русская ментальность, пожалуй, самая любопытная в мире по отношению к другим культурам, при условии что те не задевают тот самый inferiority-superiority complex, который вообще есть ахиллесова пята ментальности и основной коммуникационный troublemaker. Поэтому чтобы сотрудничество было приятным и долгосрочным - специально учат это не задевать. Русские очень изобретательны, креативны, лояльны и склонны рисковать, что делает их прекрасными партерами в сфере инноваций. И вообще. Поэтому имеет смысл их понять, знать эту слабость и уметь правильно реагировать. Но помнить, что эта особенность делает их так же легко манипулируемыми и см. пункт про фиксировать все и разбивать работы на мелкие этапы.
Я человеку сказала, что этому же она может и в самой России людей учить
(с)

Куртка Высоцкого
Пыщь-пыщь
pyshch
Был у меня один случай, до сих пор вспоминать тяжело. Долго думал стоит ли его рассказывать, а потом решил, что стоит.
В общем был я тогда уже не так, чтобы молод, но зелен ешшо, и предложили мне поработать в архиве организации, некогда связанной с жизнью и творчеством весьма уважаемого мной Владимира Семеновича Высоцкого. Естественно, я первым делом поинтересовался, сохранились ли в архиве документы связанные с ним. Мне сказали, что архив уже дважды разгребался, и в последний раз музей Высоцкого забрал всё.
Придя на место я обнаружил, что архивом сие может назвать только неспециалист, ибо представшее передо мной скопище документов являлось россыпью, а отнюдь не архивом.
Тут надо сделать немаленькое отступление, поскольку неработавшие в архивах люди либо крайне слабо, либо совершенно неправильно представляют себе, что такое архив и в чем заключаются обязанности архивиста.
Прежде всего, почему-то считается, что архив это скопище бумажек, а архивист помнит наперечет если не каждую, то хотя бы самые важные из них, и враз найдет все нужное. Щаз. Верно только последнее и то не всегда. Распечатайте 4 тома "Войны и мира" на листах формата А4, перемешайте их и быстренько найдите мне все упоминания об Анне Павловне Шерер. А, не получается быстро? Вообще плохо получается? Да неужели? Почему же это? И тут приходит первое озарение. Да, бумажки должны быть сформированы в некие единицы хранения (дела). То есть внутри дел должна быть определенная логика (в нашем случае, допустим, связный рассказ).
Усложним задачу: обожравшийся валерьянкой кот прокрался в архив Льва Николаевича Толстого и разорвал все прошитые редакции "Войны и мира", сгенерировав большую кучу бумажек. Что делать? Как нам скомпилировать из этой кучи то, как создавалась "Война и мир", а не абракадабру?
Тут приходит второе озарение: одиночные дела должны складываться в некую информационную систему, позволяющую легко найти искомое дело. Со Львом Николаевичем все просто: разбери листочки на редакции, каждая редакция - дело, и дело закрыто, простите за тавтологию. А что нам делать к примеру с архивом МИДа или МВД, где дел десятки, если не сотни тысяч? Озаботились этим вопросом давно, но методов систематизации по-хорошему получилось всего два: тематический и по источнику возникновения. Каждый имеет свои плюсы и минусы. Тематическая система кажется более удобной (взял нужную тему, например, Крымская война, и копай), но все время выясняется, что возникают зоны, которые сложно отнести к той или иной теме, т.е. какие-то дела бывает очень (очень!!!) сложно найти. Формирование архива по источнику возникновения гораздо проще: берем, допустим, организацию и смотрим какие внутри нее были подразделения и какие в них откладывались документы. И по этим самым подразделениям (источник возникновения!) формируем дела, составляя из них описи, фонды. Здесь серых зон нет, но возникает другая проблема: чтобы найти дело по интересующей проблеме нужно очень хорошо знать историю организации: состав подразделений, их функции (которые менялись, пересекались, дублировали друг друга и пр. и пр.). Не, вы, конечно, можете этого всего не знать, но тогда будете сидеть в архиве годами, не находя нужной информации и гневно писУя в жжешечке/фейсбучике, что ФСБ все спрятало/сожгло. А нужное вам дело будет просто лежать на соседней полке.
Зачем такие сложности? Проблема в объеме документов. К слову, советская дивизия в годы ВОВ за один день накапливала документов где-то на том. А сколько было дивизий и сколько дней войны? Ну вот и представьте сколько нужно времени, чтобы хотя бы собрать нужную информацию по проблеме (о критике источников и анализе я вообще молчу). То есть архивист - это не идеальная память, а только подготовка и скурпулезность в текущей работе, что, впрочем, наверно, относится практически к любому специалисту. И подсказать что-то он вам конечно сможет, но вот искать нужное вам придется самим и возможно очень долго (даже если вы все делает правильно).
Возвращаясь к нашим баранам. Есть понятие россыпь - это когда дела даже не сформированы, а есть куча бумажек документов, лежащих на полках (хорошо если на полках). Здесь не найдешь ничего и потому все эти бумажки надо:
а) Просмотреть.
б) Записать название каждой бумажки/документа на карточку (а иногда разные части одного документа валяются в разных концах комнаты).
в) Когда все документы будут просмотрены и карточки заполнены, на их основе можно составлять дела. Дела формируются в описи, описи в фонды, в общем пошло-поехало.
Так вот, я наткнулся именно на россыпь: люди приходили и складывали на полки (а когда место закончилось, то на пол), всё, что по их мнению, относилось к истории.
Чего там только не было: подарки, вырезки из газет, всякого рода сценарии и пьесы, служебные записки, приказы и пр. и пр. Тут надо заметить такой важный момент, что в дела мы складываем не все. Бывают, к примеру, копии сценария с пометками, допустим, режиссера, тогда это вещь ценная, ибо уникальна и неповторима. Но если рядом лежат ксерокопии, явно сделанные с какой-то книжки, да еще без всяких пометок, то это можно смело пускать в отвал: книжка опубликована, а уникальной информации нет. И такого рода мусора было очень много. Когда я начинал работу, в помещение нельзя было зайти: между полками стояли коробки с документами, посреди которых от двери к столу вилась узкая тропинка. Когда я уходил, было обработано процентов 70, пол был свободен, а на полках появилось свободное место.
Теперь о куртке. Когда я только пришел, я очень скоро убедился (а некоторые мне сразу говорили прямым текстом), что хлама очень много. В частности, на одной из коробок валялась куча тряпья, например, какое-то синее демисезонное пальто, явно детское, и еще какой-то треш. Все это я с чистой совестью повыкидывал и очень скоро выбросил из головы, тем более других забот хватало. И вот где-то через год вызывает меня руководство и спрашивает: а нет ли в архиве куртки Высоцкого. У меня лезут глаза на лоб и я с чистой совестью отвечаю, что никакой куртки Высоцкого в архиве нет и не было, а если б была, то я б пылинки с нее сдувал, как с единственного автографа Владимира Семеновича, случайно найденного мной в этом завале (чисто служебный документ никак не связанный с творчеством, зато собственноручно написанный от "а" до "я". Кстати говоря, так находится очень много разного даже в уже казалось бы давно исследованных фондах: открывает исследователь дело, которое возможно до него открывал только его составитель, или просто уже зная то, что не знали до него, и находит... ). Возвращаюсь я в архив, начинаю еще раз прокручивать в голове разговор и тут меня осеняет, что когда я разбирал эту кучу тряпья, я нашел кожаную куртку. Маленькую, то ли коричневого то ли неясного темного цвета, явно ношеную человеком небольшого, если не маленького роста, с неширокими плечами, но достаточно плотным и крепким. Тогда я ее покрутил и решил, что она попала в архив явно случайно, т.к вокруг лежал явный треш, никаких абсолютно пометок на ней не было, а что-то ценное наверняка положили бы как минимум на полку. Вынес ее на помойку. Косяк, конечно, да. Маловероятно, что это была не его вещь. Так и пропадают исторические источники. Но я помню еще один момент, повлиявший на мое тогдашнее решение: крутя куртку в руках, я был 100% уверен, что Высоцкий шире в плечах. И выше.

Вещи, которые мы помним
Пыщь-пыщь
pyshch
Ездил с семьей в гости к матери, и она дала сыну (ненамеренно, я думаю) ту же вилку, которой я ел в детстве. Вилка маленькая, с объемной ручкой сделанной из какой-то по-моему пластмассы, но на ощупь слегка шершавой, даже рубчатой, с рисунком не вполне ясной тематики (что-то вроде ягод, но точно определить затруднительно). В детстве у нас с братом была у каждого своя такая вилка, различавшаяся только рисунком. Я тогда гадал, что это за рисунок, не знаю этого и сейчас.
Когда сын взял вилку, как когда-то я, меня пронзило ощщущение не столько связи времени, а какой-то общности, общей опоры. Множественность вещей убивает их ценность. Когда вещей мало, каждая из них гораздо более многофункциональна (радиолу можно использовать вместо тумбочки, а из стреляной гильзы сделать пушку), с каждой связано множество эмоций, впечатлений, переживаний. Покупка новой вещи - целое событие и вещь живет долго.
Чем беднее общество, тем эта тенденция проявляется ярче. Кто сейчас передаст внукам свой шкаф или обувь? Это невозможно хотя бы по той причине, что шкаф из ДСП редко живет дольше 10-20 лет, а обувь развалится еще раньше. Крестьянский сундук может исправно служить веками, игрушки, домашняя утварь передаются по наследству. Человек, используя их, ощщущает свой дом, принадлежность к роду, потому что знает: близкие ему люди и их предки использовали их также, как он. Этих вещей касались их руки, они пропитаны их потом, вокруг них происходили события их жизни.
Вещи дают ощщущение продолжения себя во времени: ими пользовались до тебя, ты умрешь, а твои дети будут пользоваться ими. Это чувство дома, какой-то теплоты, островка покоя, уюта, безопасности. Вещи могут быть разными (оружие у аристократов или мебель/инструмент у крестьян/горожан), но их мало (это важно, т.к. повышает их ценность) и общая функция у них одна - точка объединения, памяти, опора колеблющемуся под ветром тростнику. Опора как в смысле физическом, так и моральном.
У российского человека есть какое-то внутреннее чувство перекати-поля: нет смысла обустраивать пространство вокруг себя, в любой момент тебя может сорвать с него. Мир суров и твои труды всегда могут пойти прахом, а тебе придется идти по нему в поисках лучшей доли. То есть он вроде никуда срываться не собирается, а внутренней укорененности нет, и потому обустраивать мир вокруг себя он не хочет, т.к. не ощщущает этот мир своим домом, мир враждебен и нестабилен. А раз так, то какой смысл стараться? Родовое сознание иное, ему есть за что зацепиться, оно видит прошлое и из него выстраивает будущее, в том числе с помощью окружающих вещей (очень похожую функцию имеет родовой дом/земля).
Это первый момент, есть и другой. Такой порядок жизни намного более экологичен и встроен в окружающую природу прежде всего за счет кардинально иной психологии: вещь изначально создается "на века", ценится долговечность, а не новизна, ты ничего не выкидываешь, чинишь сломанное, а не покупаешь новое, а потому и гораздо меньше отнимаешь у природы.


Удобства-2
Пыщь-пыщь
pyshch
Продолжу, пожалуй, предыдущую тему. Итак, удобства, предоставляемые прогрессом: что мы за них платим? В первую голову рассмотрим технический прогресс в его наиболее прикладном и распространенном варианте: всякого рода техника - от машин до телефонов. Наиболее распространенная проблема здесь - частая смена моделей. Еще лет 20-30 назад автомобили были целом были надежнее. Потому, что их делали надежнее. Сейчас практически любую технику стараются сделать так, чтобы она доработала до истечения срока гарантии. Всё.
Как правило, дальше вещь ломается так, что дешевле купить новую. Это происходит везде. Мой первый мобильник прослужил больше 10 лет и до сих пор кое-как работает. Кнопочная мобила купленная год назад капризничает уже сейчас, и не факт что дотянет до своего второго дня рождения. Про смартфоны я вообще молчу: Джобс сделал из них предмет статуса, как раньше были автомобили, а менять их похоже скоро придется чаще, чем носки.
Да что техника. Я нормальную зимнюю обувь несколько лет не мог купить, так чтобы она прослужила больше одного сезона: посыпаемая солью снежная грязь - конечно не лучшая среда, но не настолько, чтобы любая обувь разваливалась в хлам. В итоге пошел в сплав и купил самые дешевые треккинговые ботинки - живут пока, но покупать специализированную обувь, чтобы ходить по городу - это в моей представлении чересчур.
Можно, конечно, возразить, что старые вещи уходят в переработку, однако ж из западных стран только пожалуй в Скандинавии перерабатывают больше 90%, ну и никак не вернуть энергию, затраченную на производство, перевозку и пр.
В целом тенденция прослеживается и тенденция очень нехорошая: мы потребляем больше, чем отдаем. И как мы будем отдавать этот долг неизвестно. Впрочем нет, не мы. Наши дети.